11:31 | 14 апреля, 2024

Ученые требуют уточнить понятие «традиционный образ жизни» для КМНС

Видимо для того, чтобы избежать спекуляций на национальных интересах.
Фото из открытых источников. Картина Дальневосточного художника Владислава Афанасьева Фото из открытых источников. Картина Дальневосточного художника Владислава Афанасьева
На Дальнем Востоке развернулась масштабная информационная компания вокруг рыболовства на Амуре. Руководитель Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Любовь Одзял и её сторонники требуют, с одной стороны, полностью запретить промышленный промысел лососевых, а с другой – разрешить аборигенам ловить кету при помощи наиболее агрессивных орудий лова – плавных сетей. В последнем случае мотивацией служит то, что такой вид рыболовства является для них традиционным. Ну а теперь к этому вопросу подключились ученые.

Для начала – небольшая ремарка. Любовь Одзял и небольшая, но активная группа представителей КМНС, выстраивает свою позицию на чрезвычайно простой базе. Мол, наши предки (нанайцы, ульчи, эвенки и так далее) испокон века рыбачили на Амуре, и это уже стало неотъемлемой частью нашей культуры, быта и хозяйственной деятельности. Дескать, без рыбы нам ну никак не обойтись.

Получается, что остальные народы, проживающие на Амуре, без лососевых обойтись могут легко, поскольку их предки никогда рыбалкой особо не «заморачивались». Так ли это? Выясняется – совсем не так. Именно такую позицию высказал один из наиболее авторитетных ученых, экс-заведующий лабораторией Хабаровского филиала ТИНРО-Центра, кандидат биологических наук, автор более чем 70 работ, посвященных экосистеме дальневосточных рек, Почетный работник рыбного хозяйства РФ Сергей Золотухин.
Фото из открытых источников. Слева направо: О. Чеблукова, Л.  Одзял, С. Золотухин Фото из открытых источников. Слева направо: О. Чеблукова, Л. Одзял, С. Золотухин

Кстати, он всегда поддерживал позицию представителей КМНС в вопросах рыболовства, но, несмотря на это, опубликовал работу «К пониманию истории и современных проблем традиционного рыболовства малочисленных народов севера в Хабаровском крае». Каково же, видимо, будет удивление Любови Одзял, когда она узнает – предки современных нанайцев и ульчей не имеют к промыслу лососёвых никакого отношения.

Вот что пишет Сергей Федорович Золотухин в своём научном труде:

— Все амурские малочисленные народы Севера, кроме нивхов, являются потомками кочевников тунгусов-оленеводов, которых ныне называют эвенками. Начало заселения ими берегов по главному руслу р. Амур совпадает по времени с приходом русских первопроходцев. Лишь к началу двадцатого века эти народы начали жить оседло. Рыба для них являлась второстепенной пищей, морских млекопитающих они добывали случайно, с морепродуктами были почти не знакомы.
Если верить уважаемому ученому (а у нас нет причин сомневаться в его большом опыте и однозначной компетентности), то получается любопытная картина – ни для кого, кроме нивхов, рыболовство не является историческим промыслом, как и основной пищей. Все остальные народы пришли на Амур вместе с русскими первопроходцами. Так что ссылки Любови Одзял на исконный промысел и традиционную еду несостоятельны. И потомки русских первопроходцев имеют не меньшие права претендовать на статус коренных малочисленных народов. А может, прав у них даже больше.

Еще одна цитата из работы Сергея Федоровича Золотухина:

— Российский капиталистический промысел кеты и горбуши возник и развивался в устье Амура. Можно считать, что с 1880-х годов КМНС в низовьях Амура только начали приобщаться к товарному производству, нанимаясь на русские промыслы.
То есть, прочитав работу Сергея Золотухина можно спросить – так кто кого рыбачить на Амуре научил? Однако льготные лимиты получают только представители КМНС, некоторые из которых теперь требуют запретить вообще промышленный промысел, оставив право на рыбалку одним лишь аборигенам и так называемым «любителям». Многие специалисты уверены – это приведет лишь к ещё большему разгулу браконьерства на Амуре.

Например, Сергей Золотухин в своей научной работе вспомнил и недавнее прошлое:

— Правила рыболовства от 21 октября 2013 года (ч. VIII, п.85) разрешают КМНС лов сетью до 30 метров, вентерями и удочками, без оформления РПУ и без разрешения на добычу. Отчётность – ежеквартально. Отчётности от КМНС – почти никакой.
Интересно, а как объяснит Любовь Одзял эту ситуацию? Получается, в 2013 году власти разрешили представителям КМНС ловить кету сетями и без получения разрешения, а также без оформления РПУ. То есть, во всём пошли им навстречу. Взамен предложив лишь отчитываться раз в три месяца. Но даже этих отчетов чиновники не дождались. Не означает ли это, что многие аборигены использовали для промысла гораздо более внушительные плавные сети? Иначе, почему бы им избегать даже простейшей отчетности?
Фото из открытых источников. Фото из открытых источников.
Но далее – вообще интересно. Если подобное происходило в 2013 году, то тогда вполне понятно, почему спустя четыре года в 2017 году (цикл возвращения лососевых на нерест) объемы подходов рыбы резко сократились, а спустя еще 4 года, уже в наши дни, вообще упали до минимума в 5 тысяч 700 тонн. Может, вот она, причина провала осенней путины 2021 года? А никакие не заездки на Нижнем Амуре, как это преподносит Любовь Одзял?

И – кстати о заездках.

Руководители Росрыболовства, представители рыбохозяйственной науки, рыбаки, просто неглупые люди, разбирающиеся в вопросе, уже давно сделали вывод – речь идет о стационарных и экологически безопасных орудиях лова, которые, в отличие от плавных сетей, не препятствуют проходу лососевых на нерест.

А Сергей Федорович Золотохин сделал ещё один вывод – аналогами заездков пользовались и наши предки:

— Запруди и запоры (прототипы заездков – Ред.) с вставленными в них корзинами-вентерями были известны по всему побережью Тихого океана, в том числе народам Амура.
То есть, рыбачили наши предки заездками своего времени, и никто не говорил, что они уничтожают ресурс. Ученые и сейчас об этом не говорят. И лишь сторонники Любови Одзял крайне агрессивно выступают против промышленного лова и требуют его запретить, оставив промысел только для КМНС. Кто от этого выиграет? Рискнем предположить – только браконьеры.
Фото из открытых источников. Фото из открытых источников.
Сергей Золотухин в своем очерке прямо указывает – проблема не новая:

— На практике в Хабаровском крае в машину с браконьерской рыбой, следующей к месту продажи, надо взять лишь нанайца, который, если потребуется, скажет полицейскому, что это его улов. Так целесообразно ли разрешать КМНС Хабаровского края добычу рыбы без ограничений и без квот? Ведь коренными рыболовами они, в отличие от нивхов, не являются.
В завершении Сергей Федорович Золотухин высказал мнение, что бесконтрольный промысел для КМНС – однозначно проигрышный вариант, и предложил законодательно уточнить, что же такое «традиционный образ жизни». Видимо, чтобы избежать спекуляций на национальных интересах, что мы сейчас и наблюдаем со стороны некоторых представителей КМНС.

Ссылки по теме

Комментарии 0

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)